Блокнот ()

Принц Чарльз, Тони Блэр, Мик Джаггер ступают по болгарским коврам

Любопытно

Британская королевская семья, посетители приемной на Даунинг-стрит, 10 в Лондоне, внучка Черчилля, нидерландская королева Беатрис, легендарный певец Мик Джаггер, герцоги, графы и богатые фамилии ступают по уникальным болгарским коврам. 30 ткачих из города Костадиново, что в горах Родопы, в 10 км от Велинграда, продвигают на европейские рынки традиционные болгарские ковры. Но не думайте, что это продукт серийного производства. Все они ткутся вручную, с интегрированными в них картинами, старинными орнаментами, фамильными гербами. Своими пестрыми цветами они похожи на гобелены.

«Способ, по которому мы работаем, применяется в принципе только при реставрации и консервации древнего текстиля, а мы ввели его в производство, – рассказал нам директор и один из владельцев ткацкой фабрики в г. Костадиново Нино Парпулов. – Наше производство ограничено, оно не промышленное, так как к нам в год поступают заказы на 10 больших ковров с размером максимум 1000 кв.м».

Рок-легенда Мик Джаггер заказал несколько лет назад 16 небольших гладких ковров, характерных для г. Котел, в сине-белой гамме. Два крупных уникальных ковра украшают дом внучки английского премьер-министра Уинстона Черчилля – Джейн. Даже модель, которую она заказала, несет ее имя. Список клиентов ткацкого цеха – длинный. В нем фигурируют имена английского кинорежиссера Джона Элиота, замок “Пенрин” в Уэльсе, Галерея Альбертина в Вене, замок Анвик с ковром в гостиной из фильма “Гарри Поттер”. Из знаменитого поместья Гудвуд два года ждали уникального рисованного вручную ковра размером 78 кв.м. Умелицы из Костадиново реставрировали ковер, который был выткан в далеком 1775 г., а потом отправлен в США. Пол покоев королевы Испании также покрыт болгарскими коврами. Ткачихи из небольшого родопского города представили свою продукцию также на самостоятельной выставке в Лондоне – это были ковры-копии картин современных художников. Все модели были раскуплены.

Самый большой и оригинальный ковер, дело рук мастериц из Костадиново, – площадью 120 кв.м. в восьмиугольной форме. Он был заказан владельцем крепости в Нидерландах. Над ним женщины работали три месяца по оригинальной голландской технологии, которая применялась 400 лет назад. “Нам принесли небольшой кусочек ковра, мы сделали модель, она понравилась заказчику, и мы начали работу. Только вышивка была шириной один метр шестьдесят сантиметров, в середине которой располагался семейный герб”. Самый ответственный заказ поступил из знаменитой библиотеки в бывшей летней резиденции королевы Виктории. Часть этой резиденции открыта для посетителей, но в приемной не сохранился знаменитый французский ковер “Обюссон” с 1937 г. “Мы получили заказ выткать копию оригинала, причем только по рисунку. Целых 8 месяцев 26 женщин в две смены трудились над ковром с размером 105 кв. м. из трех частей. Существовал большой риск, что при соединении этих частей они могли не сойтись, – вспоминает Нино Парпулов. – Мы использовали 48 цветов. В результате получился ковер, гораздо лучше оригинального, потому что наш был с двумя лицами. На открытии никто не верил, что ковер произведен в Болгарии. Три с половиной миллионов посетителей прошли по нему и до сих пор мы не получили рекламации”.

А теперь расскажем вкратце о коврах для принца Чарльза. “Он заказал для своего имения в Уэльсе два ковра типа традиционного уэльского одеяла в зеленый и красный цвет. Модели были очень симпатичными. Для Камилы мы тоже соткали два ковра, – рассказал с видимой гордостью владелец ткацкой фабрики. – Принц Чарльз высоко оценил нашу работу и принял на себя обязательство помочь нам расширить свой бизнес, чтобы единственная фабрика для ручного производства ковров в Европе сохранилась. Английский престолонаследник выразил готовность инвестировать средства в создание ткацкой школы и инфраструктуры в районе г. Костадиново”. 
В приемной бывшего премьер-министра Великобритании Тони Блэра тоже есть болгарский ковер.
“Индийский ковер, который был там до этого, выдержал всего один год. А кабинет Тони Блэра ежемесячно посещают более 50 тысяч человек. Этот ковер подвергается серьезному стиранию. Мы подумали, что если увеличить количество шерсти, то наш ковер сможет выдержать значительно дольше. Наш ковер до сих пор сидит там, значит, наше решение было правильным”, – улыбается Нино Парпулов.
Как они справляются с конкуренцией государств, в которых на практике были заложены основы производства ковров – Ирана, Пакистана, Афганистана?
“О, в этом отношении у нас нет конкуренции, поэтому нам удается выжить. Мы делаем то, что в Афганистане, Пакистане, Китае не могут сделать, – категоричен Нино Парпулов. – Они требуют 100% оплаты предварительно, а что потом получит клиент, это другой вопрос. Те, кто доволен нашей работой, говорят: “Мы заказали ковер в Индии, нам прислали образец, мы его одобрили, а получили ковер, который ничего общего с образцом не имел”.

О качестве болгарских уникатов носятся легенды. Наше производство – экологическое, без химикатов. Болгарская фабрика по ручному производству ковров осталась единственной в Европе после закрытия фабрик в Румынии, Венгрии, Франции и Испании. 


Источник: BNR

(17.10.2011)